Все новости
НОВОСТЬ
Основанием для закрытия информации может быть риск вторичных санкций, а не любые ограничения - Минфин

Изъятия из общего режима раскрытия информации для компаний, попавших под внешние ограничения, следует скорректировать: право не осуществлять публикацию данных должно возникать в случае, когда оно чревато вторичными санкциями, а не быть автоматическим для всех видов ограничений, считает глава профильного департамента Минфина.

Первые нормы, разрешающие подсанкционным компаниям не раскрывать определенную информацию, появились в российском законодательстве в конце 2017 года - были приняты поправки в закон о рынке ценных бумаг и в закон об акционерных обществах. В дальнейшем эти изъятия расширялись и уточнялись.

"Как действуют американские санкции, точнее, одна из их программ - включение в список SDN? Они, по сути, выдают компании "черную метку" (. . .) и те, кто с ней сотрудничают, тоже рискуют быть включенными в SDN, или (получить - ИФ) еще какие-то проблемы. Соответственно, многие российские компании даже здесь, на территории РФ, не хотят взаимодействовать с российской компанией, включенной в SDN. Это проблема для нас экономическая, то есть американцы пытаются разрушить нашу экономику. Мы противодействуем этому. Один из путей решения - это закрытие информации. Что у нас сделано: это сделки - и крупные сделки, и сделки с заинтересованностью, есть специальный режим законодательства, который позволяет закрывать эту информацию санкционных компаний. Это структура акционеров, значительные транзакции, все, что может попасть под критерий значительности, оно у нас закрывается", - сказал глава департамента контроля за внешними ограничениями Минфина РФ Дмитрий Тимофеев на форуме в Москве.

"Это касается закона о рынке ценных бумаг, или даже законодательства о закупках. И в этом есть проблема. Потому что мы в России длительное время строили открытое общество, пытались "опубличиться", добиться раскрытия информации, прозрачности. Теперь нам приходится жертвовать этим. Это вынужденное решение. И здесь возникают проблемы, в том числе, правоприменения", - отметил чиновник.

По его словам, внешние ограничения и, соответственно, сопряженные с ними риски разнятся. "Включение в список SDN - не то же самое, что включение в список SSI (секторальные санкции, которые ограничивают отдельные формы сотрудничества с Россией в разных сферах - ИФ). Ограничение по долгу - это не то же самое, что "черная метка". Для компаний, которые включены в список SSI, наверное, закрывать всю информацию не нужно, потому что она не может быть использована для введения вторичных санкций", - сказал Д.Тимофеев.

"А сейчас у нас в российском законодательстве написано так, что компания, которая включена в какие-то санкционные списки зарубежные, может закрывать (информацию о себе - ИФ). Фактически это несовершенство нашего законодательства, которое появилось внезапно, очень быстро. И здесь тоже есть пространство для усовершенствования, потому что, наверное, требуется закрыть информацию для SDN, но не нужно закрывать информацию, если вас Албания внесла в какие-то свои списки", - отметил он.

Он уточнил, что пока эта инициатива еще не обсуждалась за пределами профильного подразделения Минфина. По его словам, формулировка "если против компании введены ограничительные меры иностранными государствами" в качестве обоснования для закрытия информации "не совсем соответствует" оптимальному варианту.

"Санкции бывают разные. Есть санкции, например, украинские, они не препятствуют ведению деятельности в Европе, не влекут за собой риска вторичных санкций США. Поэтому закрытие информации нужно не всем", - уточнил Д.Тимофеев.